Червь сомнения

Николай Иванович смотрел на молодых людей и клял себя за то, что пришел на эту лекцию. Самому «старому» из них было намного меньше лет, чем его младшему сыну. Молодежь, вооружившись ручками и блокнотами, старательно записывала все, что говорил лектор. Он был для них кумиром, а его речи являлись откровениями человека, посвященного в таинство художественной литературы.

Дождинки слез под музыку Вивальди

Поздний звонок в дверь меня не удивил. В холостяцкую квартиру часто заходил разный люд в любое время суток. Друзья знали, что здесь могут найти пристанище, если им негде распить бутылочку, или обрести внимательного слушателя, в моем лице, когда на душе скребут кошки, и надо освободиться от тяжкого груза обыденной действительности. В дверях стоял сосед Сашка.

Афганский излом

Небольшое помещение пивного бара было на половину заполнено посетителями. Игорь сел за пустующий столик. Неторопливо потягивая пиво, он невольно стал прислушиваться к разговору парней, расположившихся по соседству. Его ровесники, видимо, находились здесь уже долго. Поэтому, как ни старались говорить тихо, их голоса были хорошо различимы в приглушенном шуме зала. Привлекли в их разговоре названия городов,

Федечка

Родители назвали ее Феодорой – посланница Бога, а зарегистрировали, как Теодору, в быту же зовут Федечкой. Удивительно было слышать, как двухлетняя девочка русскоязычных эмигрантов лопочет по-французски. Пожалуй, это скорее была смесь нескольких языков с набором из десятка слов. Я ничего не мог понять, а родители девочки легко разбирались в этой тарабарщине. Федечка оригинально справилась с

И смех и грех

Трамвай уныло плелся по вечернему городу. На задней площадке веселая компания молодых людей старалась говорить тихо, но, то и дело срывалась на дружный хохот. Остальные пассажиры, хоть и неодобрительно, но спокойно переносили это вынужденное соседство. Одна старушка даже задремала. Многолетний стаж передвижения на общественном транспорте выработал привычку ни на что не обращать внимание. На ее

Выгодный обмен

Помню, что с детсадовских времен умел считать деньги, хотя арифметику начинали преподавать только за год до поступления в школу. Этот феномен меня до сих пор удивляет. Я с удовольствием строил из мелких монет, которые скопились в моей копилке, пирамидки, раскладывал их по номиналу и катал колесики, заставляя их двигаться сначала вперед, а потом назад. Однажды