Хам

Как только становлюсь на ступеньку эскалатора, то сразу вспоминаю детство. Вот и сейчас навеяло теми беззаботными временами, когда родители тащили тебя за руку по бесчисленным переходам метро. Как здорово было коснуться ногой непрерывно движущуюся дорожку, быстро превращающуюся в лестницу. Хотелось попрыгать и побегать по ступенькам, особенно в обратном направлении. Но строгие скучные взрослые заполняли все пространство и двигались только в одном направлении. С нетерпением ждал, когда покажутся страшные и опасные зубья эскалатора, которые только и ждут, чтобы вцепиться в подошву ботинок зазевавшихся путешественников. Я сосредотачивался и в последний момент быстро прыгал вперед, каждый раз радуясь, что так удачно избежал стальных зубов чудовища, иногда натыкаясь при этом на впереди идущего человека.
– Хам! – столь бесцеремонное обращение, обернувшейся ко мне толстой женщины, быстро выветрило мои воспоминания о детских годах и вернуло в реальность.
Неадекватное поведение этой тетки меня ошарашило и смутило. Я решительно не понимал, чем вызвал гнев этой особы. Женщина же скривив презрительно-возмущенную гримасу, поднялась на ступеньку выше. Освободившееся пространство тут же заняла молодая парочка.
– Нет, ну вы посмотрите на этих озабоченных мужиков! – снова раздался знакомый голос, заставивший всех посетителей метро обратить свои взоры в одну сторону, – мало ему одной женщины, так он еще пытается своими шаловливыми ручонками завладеть чужим добром!
Молодой человек, к которому были обращены эти слова, так же, как до этого и я, ошарашено уставился на источник возмущения. Одной рукой он обнимал свою возлюбленную, а другой судорожно вцепился в резиновую ленту поручня, и удивленно-пугливо уставился на скандалистку. Юноша покраснел, но ни слова не сказал в ответ на столь шокирующее обвинение. Тем самым, как бы подтверждая выдвинутое в свой адрес обвинение.
Добротная женщина тем временем высказала все, что она думает о мужчинах, не забывая наполнять свою речь нелицеприятными эпитетами, которые совсем не украшали красивый и могучий русский язык.
Я же неожиданно понял, что именно возмутило женщину, и невольно тоже покраснел. Моя рука, крепко державшая движущуюся ленту эскалатора, медленно, но уверено двигалась вперед. Еще несколько секунд и она коснулась бы талии впереди стоящей девушки. Я быстро отдернул руку и сунул ее в карман – от греха подальше. Что-то объяснять окружающим меня людям не хотелось, так-как давно известно, что возмущенный разум логику не воспринимает, а только еще больше распаляется. Поэтому молча дождался конца пути, перепрыгнул финишную линию эскалатора, наступил на пятку девушке, буркнул: «пардон» и быстро устремился на выход.
Для себя же решил, на будущее, что в общественном транспорте недопустимо предаваться всякого рода воспоминаниям, мечтать и впадать в глубокую задумчивость. Надо всегда держать себя в руках, а еще лучше держать себя руками, дабы избежать нечаянного рукоприкладства в отношении мнительных граждан и не прослыть хамом.